Праздник Белтейн - с 30 апреля на 1 мая



Содержание: [Показать]

Кельты не оставили потомкам ни памятников своей культуры, ни летописной записи деяний, но до наших дней дошло нечто очень ценное - кельтские праздники, говорящие о вечно меняющемся мире и живой природе, где темные дни Самайна сменяет светлый Белтейн. Праздник Белтейн отмечался в ночь с 30 апреля на 1 мая.

Название праздника обычно переводят с древнеирландского языка как «огонь Бела» или «сияющий огонь». В кельтской традиции этот день посвящался богу солнца и плодородия Белу, который символизировал своим появлением начало светлой половины года. По преданию, бог спускался в этот день к людям, чтобы пробудить природу.

Торжество отмечалось со времен раннего Средневековья на кельтских территориях - в Ирландии и Шотландии. Сходный праздник был в Уэльсе и некоторых областях Англии, но там он назывался Галан-Май. Белтейн был одной из переломных точек года, когда, как и в Самайн, размывалась граница между мирами мертвых и живых.

Легенда гласит, что в ночь Белтейна королева фей скакала на белой лошади по людским землям. Те, кто усаживались под священным деревом, могли увидеть ее или услышать, как звенят колокольчики на лошадиной сбруе. Если человек прятал лицо, королева проезжала мимо, но стоило любопытству победить, а человеку взглянуть волшебнице в глаза, она забирала несчастного в страну фей, и он никогда уже не возвращался домой.

На Белтейн часто приходились важные, переломные события кельтской истории. Именно в этот день к берегам Эйре (ирландское название Ирландии) пристали корабли первого жителя Партолона, тогда же в страну прибыли изысканные дети богини Дану, в некоторых преданиях - волшебные силы. Новые племена приносили в Ирландию новые обычаи, неведомые раньше знания, они становились силой, вытеснявшей прежних хозяев этих земель. Если же кельтским племенам суждены были несчастья, они также часто происходили в Белтейн. Племя Партолона однажды в Майский день вымерло от эпидемии чумы, а кельтская богиня плодородия Рианнон погибла как раз в ночь на 1 мая.

Чтобы охранить кельтов от беды и достойно встретить праздник пробуждения и цветения природы, жрецы-друиды и все члены племени должны были исполнить древние обряды, передававшиеся из поколения в поколение.

Ритуалы на праздника Белтейн

Накануне праздника во всех домах гасили огонь, а на самой высокой точке поселения складывали два огромных костра - огни Бела - из девяти священных деревьев (береза, дуб, рябина, ель, ива, яблоня, орешник, боярышник, сосна). С восходом солнца друиды добывали огонь трением и поджигали костры, призывавшие Бела благословить его народ. Одновременно жрецы возносили молитвы богам с просьбами защитить народ кельтов от несчастий, болезней и природных катаклизмов. Нужно было трижды обойти костер и прогнать вокруг него скот, чтобы очиститься от всего дурного. У некоторых племен было принято не обходить костер, а прыгать через пламя, очищая свой дух и тело. Затем люди выкупали у друидов новый огонь (чаще всего за молодое животное - ягненка, поросенка и так далее), зажигали от костра факелы и отправлялись по домам, чтобы развести новое пламя в очагах. Преступникам, должникам, не вернувшим долги, и прочим, замеченным в злых делах, запрещалось брать огонь от священного костра - это было отлучением от общности племени и милости богов.

У кельтов долгое время сохранялись человеческие жертвоприношения. Но именно в Белтейн жертвы приносились только добровольно. Калеки или неизлечимо больные отдавали себя в жертву, а жрецы помогали им исполнить эту ритуальную разновидность самоубийства.

Не только огонь был главной частью праздника, важным его элементом считалась также вода. Согласно поверью, девушки должны были умыться первой майской росой, чтобы цвести весь год. А тем, кто успевал перед рассветом Белтейна испить воды из колодца, сопутствовала удача в делах.

Еще одна праздничная церемония состояла в установке майского шеста, изготовленного из ствола гигантской ели. К верхушке шеста крепились разноцветные ленты, и молодежь танцевала, переплетая их. Круг танцоров начинался настолько далеко, насколько позволяла длина лент. Юноши двигались по часовой стрелке, девушки - против, а по переплетениям лент друиды судили о том, какой ожидается урожай. Танцы вокруг майского шеста считались важным обрядом для возрождения плодородия земли. Шест был центром майских гуляний, и каждая деревня изо всех сил стерегла свое майское древо, одновременно стараясь украсть такое же у соседей. Если кража удавалась, выкупить древо можно было за эль, пиво или сладости.

Перед торжеством не только разводили костры и ставили майский шест для всей деревни - каждый дом также полагалось подготовить к Белтейну. На двери вешали майский сук, а во дворе сажали майский куст из ветвей рябины, который украшали наподобие новогодней елки. Пороги домов и подоконники посыпали лепестками примулы или устилали зелеными ветками, чтобы помешать эльфам и феям проникнуть в дома во время праздника. Однако предполагалось лишь отстранить, а не обидеть волшебный народец, для чего растения нужно было срезать без помощи железа, которое не терпели потусторонние существа.

В Белтейн запрещалось рвать и срезать боярышник (одно из символических деревьев праздника) - возле него кельты загадывали желания. Они брали разноцветные лоскутки ткани, выбирая специальный цвет для каждого желания, и развешивали их на ветках: фиолетовый - для мудрости, красный - для любви, зеленый - для процветания, синий - для исцеления. Желание следовало произнести вслух и в благодарность оставить под деревом небольшой подарок.

В отличие от Самайна, когда полагалось быть щедрым со всеми, на Белтейн хозяйки не делились ничем: ни мукой, ни углем, ни молоком, ни даже водой. Считалось, что вместе с отданным из дома имуществом и продуктами уйдут удача и достаток. Этот обычай легко объяснить, если вспомнить, что к маю в деревенском хозяйстве не оставалось ничего лишнего, хватало только-только самим дожить до следующего урожая. Угощение Белтейна тоже не было слишком богатым: варились свежее пиво и «зеленая» похлебка из первой травы с огорода, пеклись пирожки из того, что осталось в кладовой.

Как сезон пробуждения природы и ее плодородных сил, Белтейн считался наилучшим временем для заключения браков. Вечером пары уходили в лес «собирать май», и, если за ночь им удавалось сговориться, утром они возвращались в деревню, держа в руках зеленые ветки деревьев. Христианские монахи с отвращением писали, что после таких ночей мало кто из девушек возвращался домой, не утратив невинности. С языческой же точки зрения такая связь была еще одной формой прославления земного плодородия.

История праздника Белтейн

С приходом на кельтские земли христианства Белтейн постигла общая участь языческих традиций: его постарались запретить или хотя бы сделать менее языческим. Но обычаи кельтов подвергались гонениям еще до наступления эры Христа. Завоевавшие эту территорию римляне, часто довольно терпимые к чужой вере, решительно запрещали покоренным народам поклоняться кельтским богам. Друидов как жрецов запретной религии они безжалостно истребляли, а священные рощи вырубали. Вероятно, слишком уж явными были сила жрецов и их авторитет, вдохновлявшие народ на борьбу с римскими захватчиками.

С крещением кельтских государств церковь вытеснила Белтейн близкими по срокам праздниками благонамеренного содержания, такими как Пасха, День святой Вальпургии и праздник Святого Креста. Однако избавиться от древнего торжества оказалось не так просто. Там, где влияние христианства было слабее, Белтейн продолжали праздновать с прежним размахом, в других местах он стал называться просто Майским днем, не утратив своего языческого смысла. Если же на праздник начинались гонения, кельты отмечали его тайно, отсюда и возникли легенды о Вальпургиевой ночи с 30 апреля на 1 мая как о времени сбора ведьм и разгула нечистой силы.

День расцвета сил

В наши дни праздник утратил свое магическое значение, но его продолжают активно отмечать во многих странах как День расцвета сил земли. В тех странах, где живут потомки кельтов, Белтейн отмечается особенно активно: и в городах, и в сельских районах. В Ирландии, Шотландии и Уэльсе в этот день проходят парады волынщиков, городские карнавальные шествия, спектакли и фейерверки. С развитием обществ, исповедующих новое язычество (таких, как движение виккан в Англии), праздник сделался международным. Для последователей традиций предков он снова обрел свое священное значение, стал одним из у главных дней в году. Кроме того, Белтейн, как и прочие языческие торжества, нашел свое место в произведениях жанра фэнтези. Магические обряды, тонкая грань между обычным и колдовским мирами, боги, приходящие к людям, - все это обладает для современного человека столь сильным обаянием, что снова заставляет возвращаться к таинственной сказке Майского дня.