День снопа Велеса - славянский праздник 2 июля

Ближе к середине года многие праздники наших предков посвящались подготовке к скорому сбору урожая. И еще - как и в другие месяцы - борьбе добра со злом, в которой добро неизменно одерживало победу.

На второй день июля, когда жара все прибывала, а дни понемногу становились короче, в славянские земли приходил праздник Велесова снопа, открывавшего пору сенокоса. Именно с этого дня традиционно начинали косить и заготавливать сено. Скошенное сено увязывали в снопы, и последний сноп считался воплощением Велеса, «скотьего бога» и покровителя всего крестьянского труда. Сноп устанавливали в капище и приносили ему жертвы до окончания осенней жатвы.

В это же время полагалось закончить пахоту и начать готовиться к севу озимых. Старинная поговорка донесла до наших дней «расписание» сельских работ июля: «До Велесова дня вспахать, до Перунова дня взборонить, до Спаса - посеять».

Еще один обычай наши предки соблюдали в этот день - почитание Алатырь-камня, по преданию запирающего вход в подземный мир Нави. Считалось, что лишь Велесу под силу откатить от входа в царство мертвых огромный тяжелый Алатырь, а стало быть, без него души умерших славян никак не могли попасть туда, где им надлежало находиться.

Камень, поставленный в капище возле Велеса, обычно покрывали бычьей шкурой, а в день совершения обряда обливали его родниковой водой - вода после этого становилась целебной, и ее использовали при лечении. На Алатыре также оставляли обереги, чтобы они напитались чудесной силой камня.

В день Велесова снопа славяне исполняли также древнюю традицию: заранее выбирали жертв для Перунова дня. Перуну, как богу-воину, недостаточно было жертв из еды и питья, мало было и убитых ради него животных, - он требовал человеческой крови. На Перунову требу выбирались самые сильные из полоненных вражеских воинов, либо из рабов- прислужников.

Кроме оказания почета Перуну такие жертвы вызывали радость у крестьян-общинников, много терпевших от набегов иноземцев. Избранных крепко запирали в надежном месте до Перунова дня, однако кормили хорошо, не желая, чтобы обреченные теряли силы до проведения требы.